Category: общество

Last rabbit

(no subject)

Мы начинали склочничать уже накануне восьмого марта.

 

-  Вы отдаете себе отчет, - грозно начинал Сережка, - в том, что этот обычай - в сущности, подачка, которую безразличные к своим безразличным женам мужья швыряют им в этот день, чтобы забыть о них до следующего года!..

- Я отдаю себе отчет в том, - шкворчала я, - что в этот день у всех, всех-всех женщин,  будут цветы. А только у меня – нет!..

- Я усыпаю вас цветами и звездами в любой  день!

- Но не в этот!

- Вы не унизите меня, заставив слиться с тупой толпой, осаждающей раз в году цветочные ларьки!

- Если это – единственный день, в который вы не хотите дарить мне цветы, то в чем ваша независимость от дурацкого календаря?! Та же фиксация, только с обратным знаком, и испорченный день!

- Ах так, вы готовы испортить мне день!

- Вы мне его уже испортили!  

- Вы пожалеете!..

- Я уже жалею – о, об очень многом!

 

Тогда он злобно распахивал дверь, за которой был спрятан букет нарциссов – белых, с ярко-оранжевыми оборчатыми серединками и укутанными сухими бумажными фестонами, изогнутыми у головок стволиками. И они пахли горько и нежно.